«Большая шестерка» супермоделей.

Линда Евангелиста, Клаудия Шиффер, Синди Кроуфорд, Кристи Тарлингтон, Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл… Эти имена стали символом и олицетворением красоты, богатства и могущества. Они были звездами наравне с музыкантами, актрисами и политиками. Их хотели все и сразу. Достаточно было произнести только их имена — все понимали, о ком идет речь и сколько это стоит.

Считается, что за их славой стояли не столько неземная красота или умение позировать перед камерой (хотя и это, безусловно, тоже), сколько сила личности и харизматичность — сочетание обаяния, достоинства, самоуверенности и каких-то неуловимых качеств, которое не оставляет окружающим шанса усомниться в вашей исключительности. 

 

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤСинди Кроуфорд.

Знаменитый дизайнер Майкл Корс как-то сказал про нее: «Синди удалось разбить стереотип сексуальной американской девушки – голубоглазой душечки-блондинки, представ в образе знойной брюнетки с мозгами, шармом и профессионализмом». В начале 1990-х именно Кроуфорд была наиболее ярким и выраженным проявлением классического американского стандарта красоты. Высокая, статная красавица с идеальными параметрами (86-66-89), зашкаливающей сексуальностью и игривой родинкой над верхней губой. В ней в полной мере выразились американская жажда жизни, раскованность и открытость.  

Почти в каждом выпуске каждого глянцевого журнала были ее снимки, почти в каждой газете упоминалось ее имя, и репортеры, описывающие показ новой коллекции того или иного модельера, обязательно упоминали, сколько выходов у нее было и сколько тысяч долларов она за это получила – а ее гонорары доходили до 60 тысяч долларов за показ. Знаменитый модельер Карл Лагерфельд говорил о ней: «В Синди сочетаются классическая красота и девушка мечты каждого американца». Также, именно Синди Кроуфорд стала первой супермоделью, появившейся на страницах журнала Playboy.  

 

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤКристи Тарлингтон.

Многие считали Кристи самой красивой моделью поколения, снимать ее желали лучшие мировые модельные фотографы, но при этом её лицо не было знакомо всем и каждому. В то время как коллеги Тарлингтон наслаждались реками дорогого шампанского на яхтах где-нибудь у берегов Ибицы, Кристи спокойно читала книжки за кулисами показов. А она участвовала в модных показах таких кутюрье как Ив Сен Лоран, Шанель, Версаче и Кристиана Лакруа. Кристи Тарлингтон стала супермоделью во всем широком смысле этого понятия. Ей начали платить пятизначные суммы лишь за один выход на подиум.

Но спустя несколько лет, пребывая буквально на вершине мира, Кристи Тарлингтон принимает решение покинуть модельный мир, решив заняться своим образованием. Последующие 4 года девушка посвятила изучению религии и философии – именно по этим двум специальностям Кристи получила сразу два диплома бакалавра. 

 

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤЛинда Евангелиста.

Она вошла в историю одной только своей фразой «Я не вылезу из кровати меньше чем за $10 000». Линда добралась до вершины модного Олимпа одной из первых. Она была воплощением типичной итальянской красавицы, пока Питер Линдберг не предложил безжалостно отрезать её длинные глянцевые локоны. Так и появился культовый модный образ Евангелисты, образ хамелеона, чей цвет волос менялся 17 раз и вдохновлял величайших фотографов того времени. Благодаря своей любви к переменам Линда возвысила работу модели до искусства интерпретаций. 

Ее лицо не перепутать ни с каким другим. Уникальная внешность стала главным козырем супермодели. Чуть раскосые зеленые миндалевидные глаза, орлиный нос и бесконечные ноги немедленно завоевали сердца мировых кутюрье. Она стала первой моделью, которой предлагали супергонорары только из-за присутствия на каком-либо модном мероприятии. А за постоянные смены причесок и имиджа, а также уникальную способность адаптировать свой образ перед объективом фотокамеры, Линду прозвали Хамелеоном: гибкая внешность позволяла играть с цветом и формой, оставляя неизменной лишь элегантную и  невероятно соблазнительную сущность.

 

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ   ㅤㅤㅤ ㅤКлаудия Шиффер.

Она работала с лучшими модельерами и брендами мира, появилась на обложках рекордного количества глянцевых журналов и стала одной из самых богатых женщин Германии. Всего за свою карьеру Клаудия Шифер украсила обложки более 1000 журналов – это рекорд, который занесён в книгу Гиннесса и до сих пор не превзойдён. Она была везде и всюду, в каждом модном глянце, в рекламных кампаниях самых престижных и популярных брендов. 

Даже в самых провокационных образах Клаудии не было намека на вульгарность и эпатаж — только элегантность и сдержанная сексуальность. Много лет Клаудия была музой Карла Лагерфельда. В каждом интервью он повторял, что Шиффер — красивейшая из женщин! — как никто способна передать эстетику бренда Chanel, а ее провинциальность и наивное детское лицо только добавляет шарма арийскому образу. 

 

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ     ㅤКейт Мосс.

Олицетворение героинового шика и гранжа в моде. Она бросила вызов установившемуся формату супермодели и победила на его же поле, став одной из самых успешных икон модной индустрии за всю ее историю. Она открыла на подиум дорогу для не слишком высоких моделей, доказав, что рост – не главное в этом деле. «Это новый тип красоты. Не спортивная суперженщина, а нечто более чувственное, хрупкое. Она похожа на женщину и ребенка одновременно. Именно такой тип сексуальности завораживает», – объяснял свой выбор модели Кельвин Кляйн.  Кейт была, конечно же, сексуальна, но это была сконструированная «как бы небрежная» сексуальность. Не пытающаяся понравиться, не соблазняющая, не нисходящая свыше, словно богиня – скорее независимая и потерянная, Кейт была похожа на девочку с улицы, которая чудом попала на обложку.

Но дело дошло до того, что «героиновый шик» стали критиковать газеты, называвшие его «циничным трендом» и приписывавшие нигилизм. «Я была козлом отпущения. СМИ хотели переложить ответственность на чьи-то плечи, и была выбрана я. Они считали, что могут писать всё, что их душе угодно, что «худая» значит «анорексичка». Это смехотворно». – говорила Кейт Мосс. 

 

ㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤㅤ ㅤНаоми Кэмпбелл.

Её шокирующие выходки хорошо задокументированы и служат доказательством репутации модной дебоширки. Однако сводить весь образ Наоми Кэмпбелл к такому портрету было бы неправильно. Она не была первой успешной темнокожей моделью (до неё многого добились Беверли Джонсон, Пэт Кливланд, Катуша, Иман), но именно она донесла до общества определённый посыл. Она регулярно возмущала общественное спокойствие, боролась с расовой дискриминацией в модной индустрии и стала ярчайшим лицо «эпохи супермоделей». 

Она смогла стать секс-символом для всех и окончательно доказала, что красота и сексуальность не знают расовых границ и предрассудков. Но борьба с дискриминацией – не единственная общественная проблема, которая заботит Наоми. Она регулярно жертвует огромные суммы благотворительным организациям во всех странах мира, в том числе и в России.