Что вы услышите вместо русского «Алло!» в других странах?

Если, находясь в Токио и набрав местный номер, вы услышите в телефоне странное, для русского уха, словосочетание «моси моси», не удивляйтесь — это японский аналог нашего «Алло!»…

Что вы услышите вместо русского «Алло!» в других странах?

Русское, к слову, и французское телефонное приветствие «Алло!» (в России иногда произносится как «Алё»)— производное от английского Hello — «привет». Существовали и другие варианты начала телефонного разговора по-русски. В довоенных советских фильмах можно услышать «У аппарата», «У телефона», далее следуют фамилия или название должности.

Слово Hello впервые в конце XIX века стал использовать как телефонное приветствие прославленный американский изобретатель Томас Альва Эдисон, оно же было первым в мировой истории словом, записанным на фонограф и механически воспроизведённым. Интересно, что изобретатель телефона Александр Белл предлагал другой вариант — Hi, что-то вроде «Эй, вы там!», но слово не прижилось.

А дальше разные народы пошли каждый своим путём. Немцы использовали американское словечко почти в «первозданном» виде и обращаются по телефону «Халло», но только если предполагается разговор между родственниками или приятелями. Для серьёзных переговоров существует другая форма: говорящий произносит «Ja» (да), и потом называет свою фамилию, должность или название учреждения, в котором работает.

Французы тоже заимствовали Hello, но особенности языковой фонетики (отсутствие во французском звука «х») превратили его в «Алло». Есть версия, что на русские «Алло!» и «Алё!» произносятся именно так потому, что в своё время пришли к нам через французский язык.

В странах Центральной Азии — Афганистане, Узбекистане, Таджикистане, Иране принято отвечать по телефону «Лаббай». Это короткое слово имеет расширенный смысл и означает примерно «вас слушают, что вам угодно?». Так же как и турецкое телефонное обращение «Эфенди» (господин), которое произносится обязательно с вопросительной интонацией и означает «Что господину угодно?»

Сербско-хорватское слово «Молим» не имеет религиозного оттенка и означает всего лишь «прошу», так обычно начинают телефонный разговор жители бывшей Югославии — Сербии, Македонии, Хорватии и других балканских стран. Их соседи, греки, используют такое же слово, но по-гречески «прошу» звучит слегка устрашающе — «Паракало».

Мексиканцы и жители других латиноамериканских стран приветствуют друг друга по телефону жизнеутверждающим словом «Bueno!», что буквально переводится как «хорошо». А трогательное японское «Моси моси», упомянутое в начале статьи, означает всего лишь двойное «говорю».